ИнтервьюНаши люди

Екатерина Панфилова (Сафро)

Екатерина Панфилова (Сафро)

— детский писатель (хотя сама она себя так не называет), иллюстратор, человек, который в один момент решил изменить свою жизнь и отправиться в кругосветное путешествие, а точнее — навстречу своей мечте. Нам было очень интересно познакомиться с автором зимней сказки, которую взялись озвучивать, «Ашуни. Сказка с рябиновой ветки», и мы пригласили Екатерину в нам в гости. Что случилось в Боливии, кто такие Ашуни, где придумываются истории и КОНКУРС рисунков — в рубрике «Наши люди».

— Екатерина, здравствуйте! Расскажите немного о себе. Вы же не всегда, наверное, были писательницей.

Абсолютно.

— А вы себя называете так?

Я вообще стеснялась с самого детства называть себя художником, а уж тем более писателем. Для меня писатель — это Толстой, Достоевский, Карамзин. Кто угодно, только не я. Ну и художник, соответственно — это Леонардо, Рафаэль, Кандинский, Малевич.

Вообще-то я архитектор. Хотя с детства любила придумывать истории и их рисовать. Альбомный лист делила на 6 квадратиков, в каждом из них была какая-то история, которая развивалась.


После окончания Новгородского государственного университета Ярослава Мудрого, я вернулась в свой родной город — Мурманск и сразу же устроилась на работу по специальности. Сначала я отработала в архитектурном бюро 3,5 года, затем занялась частной практикой. Мы с подругой Еленой открыли студию «Клевер дизайн», которая успешно проработала 10 лет. А потом решила, что давно пора начать делать то, что я хочу. А я всегда хотела иллюстрировать детские книжки.

— И вы всё это время, наверное, как-то тихонечко этим занимались?

А это невозможно. Когда работаешь архитектором, приходишь домой настолько поздно и ты уже настолько всё отдал, что уже ничего не хочется — никаких книжек. Я себя обманывала конечно: «Да-да, вот-вот уже завтра я сяду за иллюстрации, начну ими заниматься».

— Когда же наступил этот момент?

Я это сама инициировала: в один прекрасный момент во мне что-то щёлкнуло, и я поняла, что всё — я так больше не могу. Хотя, конечно, было непросто решиться на перемены: я не могла сразу всё бросить, потому что со мной работали люди.

Я решила, что мне надо отправиться в кругосветное путешествие. 

— Вот это да! Почему вы так решили?

На самом деле, очень просто. Я целыми днями работала. Я очень хорошо чертила, но, когда дело касалось идей, процесс замедлялся, мне важно было всё хорошо обдумать. Со мной работала девушка, которая, наоборот, была генератором идей. Поэтому мне чаще приходилось чертить не свои задумки, а чьи-то ещё. От этого всё время я чувствовала себя какой-то обиженной, а это неприятное чувство. А потом я подумала: «Ну, что делать? Надо как-то что-то менять».

Решение пришло благодаря этой моей коллеге с чемоданчиком идей. Как-то она мне сказала: «Я очень люблю путешествовать». Такая простая фраза. Я повернулась к окну — а там все эти наши серые дома мурманские. И меня накрыла мысль: «Я просидела так 10 лет, чертила чертежи. А вообще-то Я люблю путешествовать. Так почему я тут сижу и выезжаю в отпуск только на 2 недели?» Пришла домой, рассказала о своих мыслях мужу и он ответил: «Почему бы и нет». Мы 2 года готовились к путешествию и, наконец, отправились навстречу мечте.

— Какой же способ путешествия вы выбрали?

Автостоп. Ну и самолёты — с континента на континент.

— Как же это интересно! Вы были в Южной Америке?

Да! В Сан-Паулу произошла удивительная встреча. В Бразилию мы прилетели из Марокко, прошли регистрацию, стоим с мужем, о чём-то спорим. Мы устали, были чем-то недовольны, перелёт долгий, нам жарко — всё сразу. И тут к нам подходит женщина, рыжая, пожилая — ей больше 80 лет, и говорит: «О боже, как приятно слышать родную речь!» Мы этого совсем не ожидали. Оказалось, у неё русские корни. Её дедушка, священник, иммигрировал в первую волну, когда началась революция. Она сама родилась и выросла в Бразилии, говорит по-русски, но очень старинным языком. Она бывший директор художественного музея в Сан-Паулу.

— Самый страшный момент кругосветки?

Когда мы чуть не утонули в солончаке Уюни в Боливии.

— Как вас угораздило?

Это правильный вопрос. Поскольку у нас было не слишком много денег, а мы замахнулись на кругосветку (мы побывали в 27 странах), то очень часто не пользовались услугами гидов. Мы не покупали экскурсии, читали путеводители, узнавали нужную информацию и сами добирались куда надо. Когда ты путешествуешь по всему миру, в каждой стране стараешься посмотреть самое основное, какие-то знаковые места. В Боливии — это солончак Уюни.

Туда есть джип туры для туристов, но для нас это было дорого. И мы решили пройтись пешком. Из навигации у нас был спутниковый компас и карты, понятное дело – ни телефонов, ни связи. В отеле на солончаке мы несколько раз спросили у местных: «Мы дойдём до города Уюни по прямой?» Нам все кивали головами и говорили: «Да, конечно, без проблем». Один водитель вёз на джипах экскурсию, и когда мы и у него спросили, он ответил: «Вы что? Сумасшедшие? Вы это место не знаете, вы можете утонуть». Это нас несколько насторожило, но мы подумали, что он специально так сказал, чтобы мы поехали с ним. В общем, мы решили идти своей дорогой.

Только потом я прочитала, что солончак — это озеро, в котором соль выполняет функцию льда и бывает разной толщины от 10 сантиметров до нескольких метров. Ты идёшь, иногда видишь полыньи, как у нас на льду: шины лежат, внутри которых палки воткнуты — чтобы джипы видели и не попали туда колесом. Мы подошли к ним, посмотрели, какая-то водичка, ну и ладно непонятно.

Мы пошли к берегу. И тут что-то начало происходить: мы идём, а становится всё мокрее и мокрее, слой соли стал тоньше.

Соль заготавливают именно там, где есть вода, потому что так её можно в пирамидку собрать. Местные собирают соль в пирамидки, соль высыхает, и они потом лопатами её сгружают.


Мы встретили одного такого работника, который как раз эти пирамидки делает: он был в высоких сапогах, перчатках, лицо закрыто полностью — одни глаза да и те в очках. Это же опасно с солью работать, она всё разъедает! И мы у него спрашиваем: «До Уюни дойдем?» А он посмотрел на наши ботинки и говорит: «Да, только идите всё время прямо, — махнул рукой. — Вон две горы, там автобус ходит».

Мы шли около 13 километров, а до берега было ещё очень далеко. И людей не было вообще. И ни одна живая душа не знала, что мы в этом солончаке. На дне появилась грязь, и мы стали проваливаться. На худой конец, если бы мы начали тонуть, кинули бы рюкзаки со всеми документами и вещами и бежали безо всего, а что делать — надо спасаться. Мы продолжали идти, но началось самое плохое: брызги попадали нам в глаза и на кожу, всё щипало, рюкзаки намокли, ботинки и вещи стали тяжёлыми. И тут мы поняли, что начинает темнеть. В пустынях любых ночью очень холодно — запросто можно замёрзнуть. А мы уже прилично проваливаемся. Самое страшное не это. Можно идти и так, проваливаясь по колено, даже по пояс, если ты чувствуешь твёрдую поверхность. А у нас под ногами непонятно что — какая-то каша. Останавливаться нельзя, потому что она начинает тебя затягивать. С рюкзаками сложно идти без остановки, поэтому единственным вариантом было бежать из последних сил.

Когда мы выбежали из этой топи, повернулись и увидели закат. Это было так красиво. Я просто стояла, смотрела и думала: «Природе вообще всё равно. Она прекрасна в любом состоянии. Вот мы бы там умерли или замёрзли в этом солончаке, а закат был бы таким же прекрасным».

— Вы отчаянные, конечно. Я предполагаю, что это приключение оказало большое впечатление на вас как на писателя. Какие самые большие инсайты вы получили в путешествии, в частности для писательской деятельности?

Я тогда ещё не думала, что стану писателем. Самое интересное, что я тогда начала работать иллюстратором онлайн, это было ещё 2015 году. Мы познакомились в Марокко с одним итальянцем, и он рассказал нам про сайт https://www.fiverr.com. Тогда фриланс ещё был не очень распространён. Я везде рисовала рюкзачки — 2 рюкзачка, которые путешествуют по миру. Он убедил загрузить эти мои картинки на сайт. И так я начала работать иллюстратором — небольшие деньги, но было интересно. Я боялась сменить работу архитектора, так как всё-таки она достаточно хорошо оплачивается, а иллюстратор — это совсем другая история.

Я перестала бояться сложностей, которых боялась раньше, например, вдруг не будет денег. Ну и что? Ну не будет, купим макароны за 11 рублей, а потом что-нибудь будет. Когда мы приехали домой, я решила, что буду следовать мечте.

Мы вернулись в Мурманск практически без копейки денег. Об этом узнали мои заказчики и предложили хороший проект. Самым сложным было сказать нет. Просто я знала, что если я скажу да, возьму этот проект, потом другой, потом третий — и всё.

— И с чего вы начали свой новый путь по возвращении?

К тому моменту у меня была написала сказка про маленький синий вертолётик. Я сделала к ней иллюстрации и издала первые 100 экземпляров за свой счёт: нашла небольшую типографию, нарисовала для неё какую-то раскраску про Мурманск, а взамен мне напечатали книги. Тираж был полностью благотворительным, я раздала его в библиотеки.

— Скажите, пожалуйста, у вас помимо вертолётика и рюкзачков, какие ещё есть персонажи? О ком и о чём ваши книги?

О, там целая семья! Вот Ашуни, которые приехали к вам. Потом лягушка, которая любила считать, из книги «Почему лягушки поют». Ещё одна история — приключения гнома-будильщика Ай-Ай в дремучем лесу, такая страшилка, но нестрашная. Она о другом, о настоящих страхах: о том, что самый большой страх — потерять близкого и любимого. «Юн Чень и Снеговик» — зимняя история про северное сияние. В самой книге есть QR-код, по которому можно её послушать, мы её озвучивали с тибетскими чашами. Из последних книг — «Слон и хамелеон».

— Как к вам приходят сюжеты?

Всегда по-разному. Но в основном, в общественном транспорте. Лягушки, например, придумались в питерской маршрутке.

— То есть это место, где к вам приходит вдохновение?

Ну да, я сижу и что-нибудь думаю.

— А когда вы едете за рулём, не приходит?

Нет, в машине я сосредоточена. Ну и я давно не езжу на машине, долгое время у меня её не было. Но теперь мы купили дом на колёсах.

— Настоящий дом на колёсах?

Да, и там будет наш кот, который в книжке, и Ай-Ай, мой герой на борту.

— Катя, вы сама как персонаж сказки. С такой историей, с таким чувством жизни — это очень здорово! Расскажите немного о сказке, которую мы сейчас записываем «Ашуни. Сказка с рябиновой ветки». Откуда эти гномики, почему у них такое имя? Как пришла идея написать эту историю?

Это была очень странная история. Я жила ещё в Мурманске. Шла домой, с полными сумками продуктов. Я всегда в таком лирическом настроении нахожусь, постоянно что-то себе там думаю. У нас перед домом рябина — очень много снега нападало, и такие шапочки на ветках получились. Я остановилась и думаю: «Вот ещё дымок из них пойдёт и будет, как будто деревня на дереве». Пришла домой, достала какую-то картонку и начала рисовать. Получилась полная ерунда, совсем не та деревня, которую я видела внутри себя. Отложила это дело, поставила к стеночке. А потом действительно идея пришла, и я написала эту сказку про гномиков, которые живут на рябине и больше всего на свете любят рябиновый джем. В один прекрасный день малыш Динь-Динь решил сварить рябиновый джем, потому что хочет быть взрослым. Но забыл добавить сахар, и джем получился совсем не сладкий — никто из Ашуни не смог съесть даже ложку. Малыш, конечно, расстроился, переживал, не мог уснуть. И тут прилетела Ворона. Ашуни ворон боялись: они постоянно всё гномам ломали, трясли рябину, и вообще, зачем они нужны? Динь-Динь угостил голодную Ворону, джем ей очень понравился, ведь вороны не любят сладкое. И с тех пор вороны стали дружить с Ашуни.

— Вы это так рассказываете, как будто про реальных людей!

Да, наверное (смеётся).

— Я могу сказать, что писательница — это не совсем точный термин. Вы сказочница. Всё, что вы рассказываете, оживает и начинает само по себе существовать. В конце нашей беседы можете объявить конкурс, который мы придумали для наших детей?

С удовольствием! Дорогие ребята, я рассказала свою историю, как придумала Ашуни. Предлагаю вам послушать аудиосказку, представить и нарисовать своих рябиновых гномов: как они выглядят, где живут и с кем дружат. Свои работы выкладывайте на страничке или в сториз инстаграм до 31 января 2021 года. Не забудьте отметить меня @katinyskazki и школу @lyadovmusic, чтобы мы никого не пропустили. Если у вас нет соцсетей — не повод расстраиваться! Присылайте рисунки на почту lyadovmusic@gmail.com. В начале февраля я выберу несколько работ, которые мне понравятся, и подарю свою книгу «Ашуни. Сказки с рябиновой ветки».

Спасибо за сообщение.

Мы свяжемся с вами в ближайшее время.