Диалоги с музыкантами

Инна Желанная

Инна Желанная
Инна Желанная

Для июньского выпуска наш арт-директор Таня Балакирская, вдохновившись темой номера, взяла несколько интервью. Одно из них — у одной из самых любимых своих певиц, невероятной и потрясающей Инны Желанной. Сегодняшний «Диалог» будет размышлением о самоопределении артиста, музыканта и дальнейшем выборе пути после окончания музыкальной школы. Уверены, что вдохновение придёт к вам с первых же слов.


— Инна, добрый день! Я хотела бы поговорить с тобой как с человеком, который создал свой стиль, можно сказать, свою уникальную парадигму в этно-прогрессе, транс-фолк-психоделик, о самоопределении музыканта, начинающего артиста, об учениках, которые заканчивают музыкальную школу и пока не определились, что им дальше делать. Может быть, уже в процессе обучения в музыкальной школе что-то должно происходить с их эмоциями, чтобы они себя ощущали полноценной творческой единицей?

Я почти 35 лет в музыке, на сцене и около 10 лет преподаю, но я не беру детей, потому что для этого нужен особый талант. Я работаю только со взрослыми, которые внезапно решили, что они хотят теперь петь. И это очень интересно. Честно говоря, первая ученица ходила за мной года два, уговаривала:
— Инна, позанимайтесь со мной!
— Да у меня нет такого опыта, я не знаю, как это делать.
— Ну вот на мне и потренируетесь...

Собственно, так и произошло. Потренировалась — и эта тема меня очень затянула.

Что касается детей, я расскажу вам о собственном опыте.

Меня не заставили родители заниматься музыкой. При том что какие-то способности я проявляла в очень раннем возрасте, примерно с 2-3-х лет: подстраивала голоса вторые-третьи (родители музыканты), чем привела маму в неописуемый восторг. И всю мою жизнь, сколько я помню, мама меня подталкивала к музыке. Я же пыталась быть ландшафтным дизайнером, журналистом — чем только я не пыталась. Но всё равно. Судьба такая вещь... Если тебе на роду написано, перестань сопротивляться. И в итоге, закончив школу, я всё равно пришла к этому.

Училась я в Ипполитовке (Государственный музыкально-педагогический институт им. М. М. Ипполитова-Иванова) на академическом вокале, но со временем стала писать свои песни и перешла в рок-музыку.

А потом, познакомившись с Сергеем Старостиным, я совсем свернула в сторону народной музыки.


Около 10 лет я являюсь членом жюри конкурса народных исполнителей при фестивале «Мир Сибири», который проходит в посёлке Шушинское, в том самом. И я так вам скажу: те дети, которые берут призовые места, они настолько воодушевлены тем, что они делают! И это всё заслуга педагогов и родителей — увлечь ребёнка. Заставить это делать невозможно.

Очень нравится мне фраза: «Если хочешь воспитывать ребёнка правильно, начни воспитывать себя».


Соответственно, дети, когда видят наш интерес, они им заражаются — что у родителей, что у педагогов. Если педагог горит свои делом, то у него дети очень перспективные.

По поводу самоопределения. Опять же всё — из интереса. Невозможно самоопределиться под давлением. Только интерес, увлечение, успехи, какие-то достижения. Вот это всё мотивирует детей заниматься, узнавать всё больше, пробовать. Вот как-то так мне кажется.

— Абсолютно согласна. Очень мне нравится в этом контексте фраза, не помню чья: «Педагог должен быть факелом, должен светить и передавать этот огонь». То есть это человек, с которым рядом ученик заряжается, вдохновляется. Это мастер, который сам собой являет пример: хочется быть, как он, хочется что-то от него почерпнуть, хочется быть рядом. В контексте того, что жюри, конкурсы. У нас в школе сейчас вектор на фестивальную работу, на работу творческих марафонов, на флешмобы, на то, чтобы дети чувствовали себя свободно, не были ограничены рамками конкурсов - всё или ничего. Чтобы не было стресса. Какое у тебя отношение к конкурсам среди детей?

Очень двоякое.

С одной стороны, это, конечно, огромные возможности, как в самоопределении опять же, так и поддержке интереса, о котором мы с тобой говорим. То есть, если ребёнок поучаствовал в конкурсе, он получает кучу восторженных отзывов, — неважно, занял ли он место какое-то.

А с другой стороны, это соревновательность, спортивная в каком-то смысле, — не могу сказать сходу, хорошо это или плохо. Безусловно, это нужно делать. Но есть в этих конкурсах и фестивалях какая-то, простите, сиюминутность. Если это не поддержано дальнейшей работой, каким-то дальнейшим ростом, развитием, то это вспыхнуло, погасло и всё. То есть фестивали надо поддерживать, развивать: надо поддерживать сильных, надо направлять более слабых, чтобы всё это росло, развивалось, множилось.

У нас однажды на конкурсе, о котором я упоминала, занял гран-при детский фольклорный театр со свадебным обрядом. Дети были настолько увлечены, мы просто были в восторге! Причём они приехали в первый раз на конкурс! Там есть люди, которые много раз посещают конкурсы и в конце концов занимают какие-то места. А эти приехали первый раз и сходу взяли гран-при, потому что таких детей мы не видели до этого. Это потрясающе. И они все с какими-то куколками самодельными тряпочными, изображают свадьбу, всё это в ролях. Это была просто фантастика. Уже несколько лет прошло, а восторги не могу забыть до сих пор.

— Может, это как раз потому, что, как мне кажется, люди не столько на конкурс готовились, а потому, что они не могут по-другому.

Да, Таня, совершенно так.

— И очень важно не то чтобы привить, а выпестовать. Мне очень хотелось бы этого. И у нас это уже получается в школе : именно создать такую почву, атмосферу, чтобы дети горели, чтобы глаза были живыми, чтобы дети были вдохновлены. Инна, спасибо огромное! Мы счастливы общению.
Спасибо за сообщение.

Мы свяжемся с вами в ближайшее время.