Наши педагоги

Ольга Николаевна Никитина

Ольга Николаевна Никитина
педагог по баяну и аккордеону

Сколько весит аккордеон и чем он отличается от баяна, кто чаще всего выбирает инструмент и когда наступает любовь к нему, с какого класса дети начинают сочинять свою музыку, должны ли родители помогать своим детям в учёбе и зачем нужны народные инструменты в музыкальной школе — ответы на эти и другие вопросы читайте в нашем интервью с Ольгой Николаевной Никитиной.


— Баян и аккордеон — мне кажется, всё-таки это больше мужской инструмент. Ольга Николаевна, почему вы выбрали именно его?

Вы знаете, я думаю, его выбрали мои родители. В музыкальную школу я поступала в 8 лет, и на вступительных прослушиваниях меня заметил один из лучших преподавателей и порекомендовал родителям записать на этот инструмент.

У меня был прекрасный педагог — он увлёк меня народными инструментами и народной музыкой. Кроме того, она была близка и моим родителям. Потом, с их точки зрения, этот инструмент очень автономный: его удобно взять с собой — положил в футляр и повёз. И всегда музыка в доме звучит.

— А он не тяжёлый?

Инструмент три четверти 8 килограмм весит. А заказной, конечно, тяжёлый. Но мы были увлечены — народные песни, пляски, музыка, и мы просто в чехлах, а не в футлярах носили инструменты: зачехлишь инструмент, надеваешь его как рюкзак и всё, понесли. И сейчас всё так же.

Раньше в магазинах было трудно что-то купить — шили чехлы на заказ. Инструменты тоже делались на заказ, когда уже была выбрана профессия и определён музыкальный путь после школы.

— Как по-вашему, инструмент — это чаще выбор родителей или ребёнка?

Выбор, скорее всего, семьи, а уже семья увлекает ребёнка. Но я как педагог всегда спрашиваю у ребёнка о его желании. Мне работать именно с ним. Ко мне приводят уже не маленьких детей, а с 8-9 лет, и в таком возрасте ребёнок может сделать свой выбор.

Я обязательно задаю вопрос, на каком инструменте он хотел бы учиться, на баяне или аккордеоне? Показываю инструменты, играю на них. И дети выбирают. И здесь обычно всё на примерах. Если ребёнок видел, как кто-то в семье играл на конкретном инструменте или в деревне слышал, то ему проще сделать выбор.

— Расскажите, пожалуйста, совсем для новичков, — в чём главное отличие баяна от аккордеона?

Самое главное отличие в конструкции. У обоих инструментов одинаковая левая клавиатура. А правая клавиатура у аккордеона фортепианного типа.

С этим связан и тот факт, что аккордеонисты обычно не преподают баян, а баянисты, наоборот, преподают аккордеон. Аккордеонистам перестроиться сложнее, так как механика и строение клавиатуры другое.

По инерции второй инструмент — всегда фортепиано, потому что аккордеонистам это легко и просто.

— Как вы думаете, когда приходит любовь к инструменту? Как увидеть по ученику, что он влюбился в свой инструмент, а не просто на нём играет?

У всех по-разному, очень индивидуально. Когда приходит маленький ребёнок, ему просто многое нравится. Может, у него изначально есть какое-то предпочтение, которое идёт от семьи.

Конечно, многое зависит и от искусства преподавателя заинтересовать, увлечь, влюбить в инструмент, раскрыть его краски, многогранность. Важно «влюбить» ученика и в себя, чтобы он поверил педагогу, с удовольствием приходил на занятия, чтобы чувствовал в нём друга и партнёра по творчеству, доверял ему.

Практически все мои ученики не хотели расставаться ни со школой, ни со мной, ни с инструментом — оставались на 8-й год обучения, чтобы играть в оркестре, участвовать в концертной деятельности школы.

Мне кажется, можно увидеть несколько этапов в формировании отношения детей к занятиям. Пока ребёнок маленький, семья и преподаватель влияют сильно. После 3-го класса и старше ребёнок начинает играть более свободно на инструменте и более осознанно — у него развиваются определённые навыки игрового аппарата и исполнительская техника. Всё это и изучение разных жанров — от классики до современности — безусловно, развивает ребёнка и усиливает его интерес, увлечённость, а также целеустремлённость расширить репертуар.

Постепенно год за годом рациональный подход к распределению времени для занятий и для досуга формирует в ребёнке волевые качества, терпение и желание учиться дальше. Я всегда говорю своим ученикам: «Я не смогу тебя научить, если ты сам не хочешь учиться. Давай с тобой в творческом союзе решим, хочешь научиться играть? — Хочу. — В таком случае, одного желания недостаточно, надо ещё и работать». Если ребёнок сам внутренне замотивирован продолжать и совершенствовать свою игру, то это отразится и на правильной организации домашних занятий. Не от случая к случаю, когда сидишь по 3 часа сразу (что, конечно, утомительно), а ежедневные систематические занятия.

Для меня нет большой разницы, по какой программе ребёнок занимается — предпрофессиональной или общеразвивающей. Когда ребёнок приходит, главная задача — увлечь его, познакомить с инструментом и дать первые навыки игры, поиграть вместе с преподавателем и в ансамбле. И я рада. что мы всегда с учениками находим общий язык, они относятся ко мне доверительно и как к человеку, и как к педагогу.

— А как вы выбираете репертуар для учеников?

Я считаю, это очень важно с самого начала, с первого класса, выбрать репертуар для конкретного ученика. Занятия индивидуальные, и сразу видны все возможности, способности и физические данные ребёнка. Основываясь на этом, я подбираю репертуар — он должен быть выигрышным, интересным. У народников репертуар очень обширный, мы можем играть любую музыку: и фортепианную, и скрипичную, все переложения очень интересно слушаются.


— Вам ближе какой жанр музыки, что вы любите исполнять для себя?

Мне очень нравится полифоническая музыка, она очень глубокая и философская. Элементы полифонической музыки мы вводим со второго класса. Но не все дети могут понять ту эпоху, всё-таки Бах и Гендель жили 300 лет назад. И детям эти ритмы могут быть скучноваты, но мне эта музыка очень близка. В старших классах полифония уже начинает нравится детям, она очень хорошо звучит на наших инструментах. На аккордеоне есть органный регистр, тембровая окраска более близка к тому времени.

На самом деле, мне самой многое нравится — и современная музыка, и эстрадная, и народные обработки.

У нас раньше в школе был народный хор. Туда дети просто бежали. В академическом хоре несколько другой подход, а в народном — дети пели и плясали, каждый мог выразить себя, как хотел, была полная свобода самовыражения и детям очень нравилось. Свобода творчества не сковывает ребёнка, она даёт возможность себя проявить.

— По поводу выражения себя в творчестве. Как вы относитесь к импровизациям?

Мы всегда начинаем с программных требований — той базы, на которой будет всё строиться. Примерно с 5-го класса дети начинают сочинять. Они приносят свои произведения. Я это всегда приветствую, слушаю, хвалю, — мне нравится, что ребёнок проявляет свою увлечённость через творчество. Тут важно не напугать, а похвалить, помочь, подыграть, поддержать, сочинить вместе с ним аккомпанемент. Желание импровизировать и сочинять — это очень хорошо.

— Помимо того что родители выбирают инструмент и создают дома определённую среду для ребёнка, насколько активно они должны принимать участие в занятиях?

С моей точки зрения, триединство Преподаватель — Ученик — Семья необходимо. На своём опыте я вижу, что те дети, которых поддерживают родители, идут и развиваются быстрее, они успешнее. И всегда видно, кому из детей не хватает родительского внимания.

Я общаюсь с родителями и всегда прошу их поддерживать интерес ребёнка к музыке: устраивать семейные концерты, просить поиграть для них. Детям нужно внимание и хочется, чтобы их слушали. Те дети, которые чаще играют перед публикой — родителями, друзьями, в школе — у них крепче сценическая устойчивость, появляется стимул, уверенность в себе — я это вижу.

Я также предлагаю помимо программных произведений играть то, что нравится. Самостоятельная работа — очень большое дело, серьёзное. Это развивает фантазию, музыкальные наклонности, формируется читка с листа, беглость чтения нот.

У меня в 1-м классе в индивидуальном плане ученика не хватает места, чтобы записать все пьесы, которые играет ребёнок. Они маленькие, однострочные, но их много. Для чего нужно такое количество? Чтобы ребёнок быстрее научился читать с листа ноты, чтобы видел материал — не на одну ноту смотрел, а на два такта вперёд, чтобы умел быстрее готовить пальцы, мог ориентироваться — это всё опыт, практика ребёнка.

— Как вы думаете, почему отделение народных инструментов не такое популярное, как духовое или струнное? Сейчас интерес к народным инструментам больше или меньше, чем 10-15 лет назад?

Поскольку время идёт вперёд, развиваются технологии, появляются новые возможности — сейчас дети могут увидеть, услышать музыку через разные устройства. Но народные инструменты не утратили своего значения: они очень красивые, у них большие возможности играть разную музыку.

А то, что нет большого конкурса, обусловлено, в частности, большой загруженностью детей. Они куда только не ходят: изучают иностранные языки, занимаются в спортивных секциях, — у меня даже в голове не укладывается, как они успевают. Я спрашиваю у ученика, гуляет ли он? Он отвечает: «Когда иду к вам на урок, тогда и гуляю».

Самое главное, чтобы наши инструменты развивались, — надо суметь сохранить традиции. Я бы не сказала, что больше поступает учеников на духовое или струнное отделение. Я думаю, что живая музыка, общение с педагогом и творческий обмен формирует личность, волевые качества, творческие наклонности, разнонаправленность интересов и развивают ребёнка в культурном отношении. Поэтому я верю, что это не будет утрачено, и мне бы хотелось, чтобы традиции сохранялись.

Спасибо за сообщение.

Мы свяжемся с вами в ближайшее время.